Почти два года прошло с того момента, когда Государственная Дума России, а вскоре и Верховная Рада Украины, приняли закон о запрете азартных игр в каком бы то ни было виде. Причём в украинском законодательстве под запретом оказался не только игровой бизнес, но и само участие в азартных играх.

Все надежды воротил игровой индустрии на то, что хотя бы всеми любимый покер можно будет вывести за рамки определения «азартной игры», рухнули, и результатом этой «расторопности» государственных мужей стало процветание он-лайн казино и интерактивных клубов, зарегистрированных в оффшорах, которые практически вообще невозможно контролировать.

ИНТЕРАКТИВНЫЕ КЛУБЫ

Итак, интерактивные клубы, интернет-кафе, игровые автоматы онлайн и прочие полулегальные заведения – под этой вывеской сегодня на территории вышеупомянутых двух государств обосновались новые представители индустрии азарта, благодаря которым честные и не очень граждане всегда могут потратить свои денежки в излюбленной атмосфере азартных игр.

Кончено, контроль над подобными заведениями в смысле честности ставок, непредвзятости программного обеспечения и так далее, никто не осуществляет, хотя периодически под объективом телекамер с обязательным «маски-шоу» осуществляются показательные акции по принудительному закрытию очередного «электронного притона». И хотя все понимают, что эти демонстрационные разгромы являются не более, чем следствием очередной переделкой сфер влияния между местными чиновниками, выглядят подобные мероприятия для неискушённого зрителя достаточно впечатляюще.

В этой аналитической статье я попытаюсь разобраться, что ещё, кроме покровительства местных властей, мешает одновременному закрытию интерактивных клубов и что же вообще стоит за новообразованным понятием «игровые автоматы», какова, так сказать, легитимность этого явления.

Классический интерактивный клуб представляет собой закрытое заведение с ограниченным доступом, в котором установлены специальные игральные автоматы. Однако эти аппараты, представляя собой компактные компьютеры, «вписанные» в деревянные или пластиковые корпуса, отличаются от традиционных слотов, поэтому такое оборудование назвать классическим игральным автоматом очень сложно.

Техническая «начинка» такого клуба представляет собой локальную сеть с выходом в интернет, завязанную на приобретённом у специальных компаний программном обеспечении. Такой софт обычно является технологическим симбиозом автоматизированного менеджмента и, собственно, игровой программы, которая предоставляется вниманию посетителей. Процесс игры на деньги вуалируется неявным получением и выдачей финансовых средств, то есть посетитель, подойдя к администратору, просто заявляет, что он желает поиграть в игровые автоматы.

Понятие «игровые автоматы» в данном случае юридически может быть истолковано не как оборудование для азартной игры, а как обыкновенный терминал для развлечения, например, в популярные компьютерные игры.

Далее – получив собственный логин и пароль от администратора, пользователь вводит его в окно интерфейса игрального автомата и перед ним возникает привычный электронный слот с соответствующим балансом. Выдача выигранных средств осуществляется в обратном порядке, и может быть легко объяснена контролирующим органам возвратом денег за неиспользованное время игры, по аналогии как вам возвращают средства на телефонных станциях.

Так что по большому счёту «поймать за руку» такую продуманную систему не совсем просто – однозначно понадобятся «агенты под прикрытием», а обычно посетителей интерактивных клубов либо кто-то рекомендует, либо менеджер знает в лицо. И если учесть то обстоятельство, что онлайн платформы всех этих заведений, посредством которых и осуществляется игровой процесс, официально зарегистрированы в оффшорных зонах, то с точки зрения законодательства предъявить серьёзные претензии к владельцам клубов этой категории практически нереально.

Чтобы понять определённое бессилие современного законодательства обратимся к цитате Закону Украины о запрете азартных игр. Само понятие «азартная игра» в законодательном акте трактуется следующим образом – «Термин «азартная игра» включает в себя какую-либо игру, обязательным условием участия в которой является внесение игроком денег, что дает возможность делать ставки в какой-либо форме и возможность получать выигрыш (приз) в каком-либо виде, результат которого полностью или частично зависит от случайности».

Как видите, «дырок» в таком определении предостаточно, в частности в тех же интерактивных клубах ввод и вывод средств опосредован через компьютерный терминал (логин-пароль). Да и настоящими ставками пополнение электронного счёта совершено отвлечёнными цифрами в какой-либо игре назвать достаточно сложно. Более того, если игрок откажется от своих действий по пополнению игрового баланса через менеджера, а так это обычно и бывает, администрации такого интернет-кафе вообще предъявлять нечего. Отказ игрока обусловлен всё той же ответственностью за участие в азартной игре, так что без классических «подсадных уток», силовым структурам и фискальным органам рассчитывать особо не на что.

Если в точности следовать букве закона, то тогда можно закрывать любые платные аттракционы, включая всевозможные тиры, викторины с призами и автоматы-краны в супермаркетах с набором мягких игрушек. Таким образом, в очередной раз преследуя благие цели, российские и украинские думские дьяки создали прекрасные условия для успешного продвижения заведений нового типа, динамично развивающихся в условиях «сухого азартного закона».

Кому от этого стало легче, непонятно, хотя, безусловно, полулегальных «кормушек», так или иначе нуждающихся в поддержке власти, у местных городничих прибавилось. Что касается обещанных игровых зон, то этот воз и ныне там, поэтому вполне возможно, что скоро на автовокзалы и рынки вернутся с таким трудом позабытые нашим народом лихие напёрсточники.