В литературе описано множество игроков разных мастей. И постоянно игрок предстаёт перед нами, как фигура трагическая — словно специально писатели всех мастей оправдывают пристрастие к игре. Игрок не понят людьми, его окружают чёрствые нехорошие люди, которым не постичь его тонкой натуры. Или наоборот — вокруг добрые и ранимые, и даже жертвенные, но игрок не в состоянии бороться со своей пагубной страстью к игре, и сам от этого страдает. Итог — «все умерли».

Не знаю, как вам, а мне приятно видеть в галерее печальных и одухотворённых игроков этого очаровательного бесшабашного блондина. Валдомиро дос Сантос Гимараэнс, развратный и совершенно беспринципный игроман с говорящим прозвищем Гуляка. Роман Жоржи Амаду «Дона Флор и два её мужа» написан вовсе не на тему азарта. Это скорее история самой доны Флор, но весь сюжет романа проходит перед нами под аккомпанемент звуков игорного дома. Лёгкий стук фишек, сочный лаковый звук тасуемой колоды карт и слова крупье, объявляющего банк.

184

Образ игрока нарисован настолько ёмко, что я даже начал подозревать Жоржи Амаду в пристрастии к игре, но не нашёл этой информации. Не был автор игроком. Но с давних пор Гуляка для меня стал истинным портретом игрока, завсегдатая игорных домов и казино — без печати трагичной значимости на осунувшимся от вечного недосыпа лице.

Читать «Дону Флор» можно несколько раз, эта книга из категории тех, что перечитывают. Меняются взгляды на жизнь, меняется восприятие ситуации — я читал эту книгу раз шесть или семь. Но неизменным остался Валдомиро.

Нет, он не идеализирован — это видно невооружённым взглядом. Любитель выпить, азартный игрок, семь лет тиранящий свою жену и вытягивающей из неё деньги на игру. Почему-то запомнился и даже умилил один момент. На свадьбу Гуляке сделали подарок шлюхи из публичного дома — лоскутное одеяло. Это смешно и мило, это почему-то крайне живая ситуация.

Игрок во всём видит приметы и знамения. Есть такой призрак азарта — ряд примет и суеверий, которые теперь принято уважительно называть «системой игры». Обрисована эта особенность и у Амаду.

Всегда веселый и беззаботный, Гуляка в тот же вечер рассказал Зе
Сампайо, что всю ночь его преследовала во сне дона Гиза, принявшая
обличье страуса. Она гонялась за ним по бескрайней степи… В тот же
день он поставил в лотерее на страуса — дона Гиза не лгала даже во
сне, — и ему достался крупный выигрыш.(с)

Я сталкивался с этими суевериями в жизни, и расскажу о них в другой раз. Сейчас же с удовольствием ещё раз вспомню Гуляку, который после смерти явился соблазнять свою вдову, уже счастливую во втором браке. И который помогал своим друзьям выигрывать крупные суммы в казино, беззастенчиво пользуясь своим новым мистическим положением. Он так и остался в этом мире, очерченном стенами игорного зала «где вертится шарик рулетки, трещат колоды карт, кидают кости и делают последнюю ставку»